27 января, 2017

Отравления микотоксинами в Чкаловской области

Отравления микотоксинами в Чкаловской области

С 1942-го и вплоть до 1947 года в Чкаловской области наблюдались вспышки алиментарной токсической алейкии, более известной как «септическая ангина» или отравление «пьяным» хлебом. Наиболее сильная вспышка заболевания была в 1944 году. Тогда от алиментарной токсической алейкии погибли почти 4 тыс. человек. По оценкам ЦРУ, за всё время «на самом деле» погибло около 10% населения области.

Случаи заболевания людей септической ангиной на территории Оренбургской области наблюдались ещё в 1933-1934 годах (Бугурусланский район). Однако сведений о причинах болезни, её протекании и лечении было недостаточно. Второй раз септическая ангина появилась в регионе в 1942 году. Весной 42-го из северных районов области стали поступать тревожные сигналы о появлении «неизвестного для местных врачей заболевания с большим процентом смертности». Кроме северных районов в зоне поражения оказались ещё три — Тоцкий (129 заболевших человек), Саракташский (29 человек) и Кувандыкский.

Всего в 1942 году было зарегистрировано 1299 случаев заболевания септической ангиной. Из них 344 были смертельными. В начале 1943 года в тех же районах наблюдались только отдельные случаи заболевания. Однако уже в апреле начался бурный рост заболевших: апрель — 228 случаев, май — 551, июнь — 765. В июле и августе заболеваемость начала падать, но отдельные случаи возникали вплоть до декабря. Всего в 1943 году было выявлено 2025 случаев заболевания септической ангиной.

«В 1943-м полсела умерло от этой болезни. Могилу рыли одну на всех. В нашей семье было восемь детей. Заболели все, в том числе и мама. Температура сильно высокая была, поэтому человека обкладывали льдом. Четверо детей умерло, остальных отходили. Девятилетняя сестрёнка лежала вся в крови, не за что было браться, поэтому вырезали дерюгу, на которой она лежала, так её и похоронили». (Лидия Степановна Федосеева-Сковородникова, жительница села Степановка Ташлинского района Оренбургской области)

Публикация журнала «Огонёк» о кампании против «пьяного хлеба»

Наибольшая вспышка заболеваемости в Оренбургской области была зафиксирована в 1944 году. Если в 1942-м случаи заболевания встречались в 19 районах области, в 1943-м — в 30, то в 1944-м болезнь охватила 47 районов из 51. В этом же году смертность от этого заболевания превысила все остальные причины. Так, в мае 1944-го она составила 52,6% от числа умерших, в июне — 46,7%, в июле — 13,7%. (см. таблицу)

До 10 июня 1944 года количество заболеваний было на 17,6 раза больше, чем за весь 1942 год, и на 11,3 раза — чем за 1943-й.

При этом, несмотря на то, что абсолютное количество летальных случаев в 1944 году было в 9,8 раза больше, чем в 1942-м, общая летальность снизилась. В 1942-м она составляла 26,5%, в 1943-м — 25,2% и в 1944-м — 14,7%. Это объяснялось выявлением заболевания на более ранней стадии и широкой госпитализации (1942 год — 31% госпитализированных, 1943 год — 39%, 1944 год — 50%).

Напоминание на съезде сельских врачей о необходимости профилактической работы по предотвращению вспышек септической ангины, «Чкаловская коммуна», 1944

Септическая ангина, или алиментарно-токсическая алейкия возникает после употребления в пищу злаков, перезимовавших на земле под снегом. В них под влиянием заражения грибками — микотоксинами— образуются токсические вещества, которые при попадании в организм человека нарушают и угнетают процессы кроветворения.

Вследствие этого в крови уменьшается число белых кровяных телец (лейкопения и алейкия), кровяных пластинок (тромбоцитопения) и эритроцитов (анемия).

Вещества, служащие причиной заболевания, образуются в вегетативных частях растения, в оболочках зерна и в самом зерне. Распределение их в зерне неравномерно, преимущественно они сосредоточиваются в лёгких поражённых зёрнах. Образование и накопление этих веществ происходит в зимне-весенний период. Осенью ядовитые вещества встречаются редко и исключительно в вегетативных частях растений.

Опросы больных подтверждали связь возникновения этого заболевания с употреблением в пищу злаков: проса, ячменя, овса, гречихи, ржи, которые перезимовали в поле или на току под снегом. Также были отмечены случаи заболевания септической ангиной после употребления в пищу перезимоваших под снегом желудей.

«Бабушка вспоминает, что 1944 год был очень тяжёлым. Как только с полей сошёл снег, сельчане вышли на поля собирать перезимовавшие на земле колоски. Сухие зёрна оголодавшие поглощали прямо на месте, дома варили кашу, пекли лепёшки. Но радость от находки была преждевременной. Многие заболели, так как зёрна были заражены ядовитыми грибками, которых невооружённым глазом не заметишь. Началась повальная эпидемия септической ангины. Сейчас точно никто не знает, сколько жизней унесла эта болезнь. Голод, разыгравшийся в 1944 году, продолжался и в 1945-м, люди, пытаясь выжить, ели всё, что хоть как-то годилось в пищу: траву, жмых. Ранней весной, когда появлялась крапива и мелкие свекольные листья, из них варили суп». (Рузиля Баширова, внучка жительницы Татарской Каргалы Мадины Фазлыахметовны Башировой)

Заболевание септической ангиной характеризовалось резким снижением белых кровяных телец, высокой температурой, некрозами в зеве, полости рта и кровоизлияниями на коже. Смертность колебалась от 7 до 50%. Самая высокая заболеваемость наблюдалась в Куйбышевской, Чкаловской, Ульяновской областях, Башкирской, Татарской АССР.

«Чкаловская коммуна», 1944

Распространению болезни прежде всего способствовал дефицит продовольствия, а также увеличение разрыва между посевными и уборочными площадями. Последнее складывалось из-за неблагоприятных климатических условий, нехватки техники и горючего для уборки урожая и уменьшение численности рабочего населения в связи с призывом на фронт. В 1942 году разница между посевными и уборочными площадями в Оренбургской области составляла 230,5 тыс. гектаров. Для сравнения: в Свердловской области она была 13,5 тыс. гектаров.

«Неубранные поля весной превращались в «смертоносные» и способствовали распространению септической ангины. Государственная заготовительная политика в военные годы осуществлялась жёсткими методами и приняла фактически новую разновидность продразвёрстки, поэтому хлеба не хватало для удовлетворения даже минимальных потребностей населения, не говоря уже о том, что с первых дней войны Чкаловская область стала важнейшим регионом тыла, население которого увеличилось за счёт перемещения промышленных предприятий, размещения тыловых госпиталей, эвакуированного мирного населения. Тяжёлые условия голодного существования вынуждали население использовать в пищу различные растения, в том числе перезимовавшие под снегом злаки — пшеницу, просо, ячмень и др., которые под лучами весеннего солнца становились ядовитыми». (Р.Р. Хисамутдинова, Б.К. Кужагулова, «Научно-исследовательская деятельность I Харьковского медицинского института во время эвакуации в Чкаловской области в годы Великой Отечественной войны»)

Выдержка из материала ЦРУ «Summary of reports on use of chemical biological warfare agents»

Эта вспышка септической ангины была упомянута в докладах ЦРУ об исследовании микотоксинов «Intelligence Appraisal Southeast Asia: MyCotoxins and the Soviet Connection» и «Summary of reports on use of chemical biological warfare agents» в 70-80-х годах прошлого века. Так, по информации, которая представлена в документах, около 30% населения Оренбурга были подвержены заболеванию и около 10% жителей области погибли от отравления микотоксинами.

Особое внимание в докладах уделяется естественной возможности получить отравление микотоксинами. Кроме того, американские газеты сравнивали симптомы отравлений в Оренбургской области с применением химического оружия под условным названием «Yellow rain».

  


По материалам открытых источников.

Фото на обложке: Макроконидии Fusarium sporotrichioides