26 августа, 2015

Александр Нальвадов: «Мы дорожим своей репутацией компетентного и профессионального органа»

Александр Нальвадов: «Мы дорожим своей репутацией компетентного и профессионального органа»

Председатель Избирательной комиссии Оренбургской области Александр Нальвадов в преддверии выборов рассказал Оренполит.ру о незарегистрированных кандидатах, взаимодействии с движением «Голос» и о своём отношении к губернатору Бергу.

«Парламентские партии прошли горнила предвыборных кампаний»


— Александр Юрьевич, одна из самых острых тем, которая сейчас обсуждается — это отказы в регистрации на выборы в Оренбуржье. Сколько человек на данный момент подали иски в суд?

— Иски в суды подали 19 человек. 17-ти отказано в удовлетворении. Двоим из них жалобы удовлетворены. Это в районах.

— Последние — это самовыдвиженцы?

—Да, оба самовыдвиженцы. В Оренбурге ни один из исков не был удовлетворён и суды признали отказы в регистрации правомерными.

— Многие из тех, кому отказывали в регистрации, жаловались на излишний, по их мнению, бюрократизм избиркомов. Например, самовыдвиженец Владимир Белов не указал, что живёт в Оренбургской области, но указал город Оренбург.

— Владимир Фёдорович у меня был дважды. Мы с ним вместе рассмотрели вопросы, которые его интересовали. Могу сказать со всей ответственностью, что надлежащее оформление подписного листа необходимо для того, чтобы он был признан действительным и достоверным. Владимир Белов не указал в подписном листе субъект РФ [проживания]. Закон чётко предписывает, что графа «место жительства кандидата» должна включать в себя субъект РФ.

— На такую ошибку не могли указать в избиркоме, куда он подавал документы?

— Мы проводили обучение кандидатов в период выдвижения и регистрации. В этой дистанционной «Школе кандидатов» было показано и рассказано, как заполнять подписной лист.

— Всем кандидатам, например, от «Единой России», удалось пройти регистрацию по всем муниципалитетам, по крайней мере, во всех районах и городских округах. А те из них, кто не смог пройти процедуру, подали документы повторно. Это видно по базе данных избиркома, где информация по одному и тому же кандидату иногда встречается дважды. По одной из них они зарегистрированы.

— Парламентские партии ЕР, КПРФ, ЛДПР, СР прошли горнило предвыборных кампаний. Они знают, как оформляется подписной лист и, в целом, владеют избирательной обстановкой. Посмотрите, сколько [кандидатов] выдвинула партия «Справедливая Россия». Почти все зарегистрированы. Может два-три человека не прошли. У «Единой России» отлаженная юридическая служба, они знают предвыборную ситуацию, знают избирательное законодательство. Знание законодательства позволяет парламентским партиям правильно оформлять выдвижение и проходить регистрацию. Поэтому, здесь ничего удивительного нет.

— Вернёмся к кандидатам, которым было отказано в регистрации. В блогерском сообществе обсуждался вопрос отказа в прохождении процедуры регистрации кандидата «Справедливой России», некоего Владимира Берга. Однофамильца или …

— Однофамильца.

— Некоторые предполагают, что отказ связан с тем, что фамилия популярна и за неё будут голосовать. Действительно ли это так и по каким причинам было отказано Владимиру Бергу?

— Кандидат Владимир Берг на дату выдвижения состоял в партии «Единая Россия». Согласно закону, выдвижение партией кандидата, который состоит в другой партии, запрещается. Поэтому избирательная комиссия города Оренбурга правомерно отказала в регистрации Бергу.  

 

— Как проверяется эта информация?

— Мы направили запрос в центральные органы «Единой России». Там осуществляется регистрация членов партии. Оттуда пришла справка о том, что он является членом партии и не вышел из неё. Я знаю, что он подал в суд. Его поддерживает партия «Справедливая Россия». Но суд принял решение, что он является членом партии [«Единой России»].

— Это ведь не единичный случай?

— Это редкий случай. В числе отказов он составляет, как правило, менее 1%. По-моему, по области он один такой. Я могу ошибаться, потому что цифры постоянно меняются. У нас отказано в регистрации 457 выдвиженцам.

У нас также есть основания отказывать в регистрации из-за скрытой судимости. Когда кандидат подаёт заявление на согласие баллотироваться, он должен указать свою судимость. Достаточное количество кандидатов не указали, что они судимы. Мы получаем справки с информационного центра УМВД и в соответствии с данной информацией указываем на это кандидату. Согласно закону, это является основанием для отказа в регистрации, а если кандидат зарегистрирован — для отмены регистрации в судебном порядке.

— Кажется, был законопроект, по которому предлагалось указывать информацию о судимости в бюллетенях.

— Да, в бюллетенях действительно указывается судимость. Соответствующая информация также будет указана на информационном стенде.


«Ни одного незаконного решения избирательная комиссия Оренбургской области не приняла»


— Ещё один вопрос о партии «Родина», с которой сложилась достаточно интересная ситуация. 17 человек не были зарегистрированы как одномандатники, но зарегистрированы по спискам. После освещения темы в федеральных СМИ всё же было принято решение о регистрации списков. Причём в них присутствуют кандидаты-одномандатники, которым отказали.

— Это два разных способа выдвижения. Данный пример говорит об объективности избирательной комиссии. Выдвиженцам по одномандатным избирательным округам было отказано в регистрации на основании законных требований комиссии, а список был зарегистрирован. Это говорит о том, что комиссия объективно подходит к решению подобных вопросов. Она не ангажирована, как пытаются это представить.

Я разговаривал с Александром Борисовичем (Савельевым, главой оренбургского отделения «Родины» — «ОП»). Ему, как кандидату по одномандатному избирательному округу, было отказано в регистрации. Мы рассмотрели его обращение, и я устно дал ему ответ. Затем мы должны были рассмотреть его жалобу, но он обратился в суд. Поэтому, в соответствии с законом, мы остановили процесс рассмотрения жалобы до рассмотрения дела судом. Он принял решение о том, что избирательная комиссия отказала ему в регистрации на законных основаниях.

— Подписи, которые собирали представители партии «Родина», отдавали на почерковедческую экспертизу. На каких основаниях избирательная комиссия может отдать подписи на экспертизу?

— Это решение самой избирательной комиссии. У неё есть право отправить на экспертизу подписи и обязанность проверить законность выдвижения кандидатов. Экспертизу проводят представители государственного органа — УМВД России по Оренбургской области, а не коммерческая фирма.

Здесь, я считаю, комиссия в полной мере осуществила свои права и обязанности.

Всё зависит от того, под каким углом зрения смотреть. Вы смотрите под одним углом зрения, например, как журналист интересного, открытого, смелого и критического издания. А если посмотреть под углом зрения законности проведения выборов, то здесь процедуры выступают главными критериями. Соблюдение и результаты этих процедур выступают критериями оценки законности выдвижения кандидата и законности принимаемых решений комиссии.   

— Когда будут рассмотрены все жалобы?

— Часть уже рассмотрена, жалобу «Защитников Отечества» мы уже рассмотрели. Остались жалобы Юлии Усковой [выдвиженки от партии «Воля»] и «Коммунистов России».

—Насколько нам известно, жалоба «Коммунистов России» также находится в Центризбиркоме.    

— Да, они нам её переслали. Мы ведь должны рассмотреть и на месте. У Центральной избирательной комиссии нет материалов.  

— ЦИК во главе с Владимиром Чуровым требовал, чтобы какие-то избиркомы повторно рассматривали документы, поданные комиссии. В том числе это случилось с партией «Парнас» в Костроме, где при повторном рассмотрении комиссия зарегистрировала кандидатов.

— Я не могу этого комментировать. Это председатель Центральной избирательной комиссии России. У него есть очень серьёзные полномочия и он вправе выполнять те или иные действия, связанные с избирательным процессом.

Что касается жалоб, мы очень тщательно их рассматриваем. На сегодняшний день ни одного незаконного решения избирательная комиссия Оренбургской области не приняла. Мы дорожим своей репутацией компетентного и профессионального органа. У нас и члены комиссии профессионалы, и в руководстве профессионалы, и аппарат комиссии подготовлен надлежащим образом. Но сами понимаете, что бывают вопросы, сложные с юридической стороны. Мы стараемся максимально разобраться в них.    


«Непрофессиональные взгляд и комментарий способствуют излишней напряжённости в обществе в период проведения выборов»


— В нашем разговоре в июле Вы рассказывали, что облизбирком должен получить рекомендации от ЦИКа по поводу работы в интернете и, в частности, с блогерами. Что за рекомендации Вам дали?

— Состоялось совещание в Ханты-Мансийске. На нём, в том числе, обсуждался вопрос о проведении информационно-разъяснительных работ в сети Интернет. Как вывод было сказано, что избирательные комиссии должны выходить в интернет-пространство и работать в нём для того, чтобы оно не заполнялось неправильными и непрофессиональными комментариями. Для того, чтобы пользователь интернета мог обратиться не только к непрофессиональному комментарию, но и напрямую задать вопрос через интернет профессионалу, и вообще посмотреть информацию, касающуюся избирательного процесса. Эта задача была поставлена ЦИКом, и мы эту задачу будем выполнять по мере возможностей, технических или иных.

— Говорилось также, что будут фиксироваться нарушения с помощью скриншотов. Что-то уже было выявлено?

— Главное, чтобы в интернете не было антиконституционных проявлений: разжигание расовой, национальной и иной розни, экстремистской деятельности. Если говорить о предвыборной агитации, то если сайт зарегистрирован, то он должен регламентировать свою работу в соответствии с законом о выборах. Здесь и оплата соответствующего фонда кандидата, и заявка, что он желает оказывать услуги в период избирательной кампании.

Если это Ваша личная страница и если установленных запретов нет, то вы имеете право на собственное мнение. У нас ведь свобода мыслей и слова.

— Что касается зарегистрированных блогеров?

— Они должны представлять и знать те ограничения и запреты, которые установлены законом. Блогеры должны быть профессионально подготовленными, чтобы вести диалог с избирателями. Непрофессиональные взгляды и комментарии способствуют излишней напряжённости в обществе в период проведения выборов.

Порой они дискредитируют работу честных порядочных людей, которые трудятся в комиссиях. Ведь в них работают на общественных началах: врачи, учителя, если говорить о колхозах, то это доярки, колхозники, сторожа, механизаторы. У них сейчас свои дела — уборочные, а они в комиссиях. И работают достойно, выполняя свой гражданский долг. Это не высокопарные слова, это констатация того, как работают избирательные комиссии, кто в них работает. Более десяти тысяч человек. Плюс ещё резерв. Поэтому, нужно сказать им большое спасибо и поддержать.

— Среди кандидатов есть те, кто активно ведут страницы в соцсетях. Просматриваются ли они избиркомом?

— Мы, конечно же, смотрим их страницы и анализируем. Если в них содержатся критические или деловые предложения с определённым анализом и рациональным зерном, которыми блогеры хотят нам помочь, то мы очень благодарны за такой взгляд. Но главное, чтобы всего было в меру: и критического, и объективного взглядов. Порой необъективизм перекрывает рациональное зерно. Поэтому здесь нужно сочетание. Нужна поддержка избирательного процесса, а не наоборот. Когда мы поймём, что во время выборов нужно быть внимательными, культурными, осторожными, достойными, выполнять требования закона и уважать друг друга, тогда выборы будут проходить ещё лучше. Чище, благороднее.

Наверное, в чём-то я утопист, потому что выборы — всегда конкуренция. Но ведь если между собой будут конкурировать культурные люди, то эта конкуренция будет приносить пользу для общества. Если кандидаты будут говорить «Я сделаю лучше» — пожалуйста, это ведь на благо всех избирателей. Мы будем только рады. А позиция «Я сделаю хуже» — это негатив, напряжение, создание пессимистического настроения. Нет, только другой девиз должен быть у кандидатов во время проведения выборов: «Я сделаю лучше».

— В том числе, блогеры просят снисходительнее относиться к нарушениям. Может быть, действительно нужно? Например, позвонить из избиркома тому же Белову и сказать о неправильно заполненных документах.

— Нет, нельзя. Кандидат, представляя документы, должен их проверить. Если ты решил стать депутатом, то ты должен быть ответственным, грамотным и должен отвечать за свои действия в соответствии с законом. Если предписано заполнить подписной лист таким образом, то так оно и должно быть. Если ты не выполняешь требования закона уже при выдвижении, это говорит о том, что тебе нужно подучиться и подготовиться к избирательному процессу. Когда станешь депутатом, если тебе доверят мандат, будет очень много вопросов, по которым необходимо соблюдать требования закона. И что, мы каждый раз будем отступать? Ну, давайте закроем глаза на это, на то. А потом мы говорим: а что это у нас происходит? Зачем тогда закон?

Посмотрите на это под другим углом.

— Мы смотрим на это со всех сторон, но хотим знать Вашу точку зрения. Ещё одна тема, которую мы с Вами обсуждали — отсутствие видеонаблюдения на участках. Это связанно с экономическим кризисом. Но не приведёт ли это к кризису недоверия избирателей? Может, муниципалитетам стоило урезать другие статьи расходов, а не сэкономить на камерах и КОИБах?

— КОИБы мы будем применять, это во-первых. Что касается видеонаблюдения, то это дополнительная мера гласности и открытости избирательного процесса. Подчеркну — дополнительная. Не установленная законом. Законом установлены совсем другие меры гласности и открытости: информирование избирателей, открытость избирательного процесса, гласность избирательных действий и, конечно же, представление в комиссии членов парламентских партий.

Для наблюдателей, представителей СМИ всё также открыто. Вы ко мне пришли — у меня нет закрытых тем от вас. Нет закрытых вопросов. Какой вопрос вас интересует? Я отвечу на любой. Вот в чём суть.

А веб-камеры — это дополнительное условие. Обращаю ваше внимание, что они устанавливались на выборах президента и оплачивались из средств федерального бюджета. Они являются собственностью «Ростелекома». Установка одной точки обходится в серьёзную сумму. Установка видеокамер осуществляется за счёт соответствующего по уровню выборов бюджета. Если это муниципальные выборы, значит, за счёт средств этого бюджета. Вы знаете, что в муниципальном бюджете есть финансово-экономическое напряжение. Например, Оренбургу, чтобы установить камеры на всех участках, необходимо 7 млн рублей. Я, конечно же, направлял запросы, и мне ответили, что таких денег нет.  

— Будут ли на выборах в Оренбуржье присутствовать наблюдатели и представители движения «Голос»?

— Не знаю, они мне ничего пока не говорили. В Адамовке они были, и, как мне кажется, дали хорошую оценку избирательному процессу. Никаких нарушений они не зафиксировали. Было только одно — на столбе висела листовка. Мы её быстро убрали.

Они пристально наблюдают за избирательным процессом. Скрупулезно. Я открывал отчёт [по выборам в Адамовке] — к избирательному процессу в Оренбургской области у них вопросов нет.

— Из опыта сотрудничества, как происходило взаимодействие с организацией?

— Только на выборах. Мы спрашивали, есть ли у них вопросы, они отвечали, что нет: «Мы сами пока наблюдаем». Когда вопросы появлялись, мы, конечно же, на них отвечали.

— Они пока не заявили о себе?

— Нет. Ещё рано. Ближе к 5-10 сентября начнут заявляться. Могут даже и не сообщить ни о чём, а просто приехать.


«У нас была тенденция, когда члены комиссии от политических партий выстраивали политическую линию»


— Недавно Оренбургскую область посетил член ЦИК Евгений Колюшин, который высказался в поддержку прямых выборов глав муниципалитетов. Какова ваша позиция на этот счёт?

— Позиция у меня только одна — выполнять требования закона. Члены избирательной комиссии — это правоприменители. Мы выполняем требования закона. Поэтому политические комментарии не даём. Я могу рассказать, как проходит выдвижение, регистрация, как будет проходить взаимодействие с наблюдателями, с политическими партиями. Но комментировать решения законодателя, который установил, что прямых выборов [глав муниципалитетов] не будет, я не могу. Не имею право.

Я, наоборот, призываю избирателей: приходите на избирательные участки, реализуйте своё право избирать и, конечно же, быть избранными для кандидатов. Только в этом ключе должны работать избиркомы. 

У нас была такая тенденция, когда члены комиссии от политических партий выстраивали политическую линию. Нам удалось преодолеть эту тенденцию.

Наши направления — это защита избирательных прав, обеспечение избирательного процесса и подготовка к проведению выборов. То есть все права и обязанности членов избирательной комиссии с правом решающего голоса должны быть выполнены. Вот однозначная наша позиция.

А по поводу Евгения Колюшина, — он дал высокую оценку работе избирательных комиссий Оренбургской области.

— Предыдущий глава облизбиркома Дмитрий Кулагин стал вице-губернатором, главой аппарата губернатора и правительства. Если бы сейчас или после выборов Вам сделали предложение пойти работать в команду губернатора, Вы бы согласились или отказались?

— С нашим губернатором? Юрием Александровичем Бергом? Я считаю его достойным человеком, профессионалом своего дела, и работать в его команде — это честь. Для любого жителя нашей области, специалистов нашей области. А, может, и за её пределами. Поэтому я могу сказать вполне откровенно, что счёл бы предложение о работе с ним за честь. Ведь сейчас избирательные комиссии самостоятельны. Но, если бы поступило предложение, конечно, я бы сначала подумал. Потому что я люблю свою работу. Я уже долгое время преподаватель Конституционного права России, а избирательное право и процесс входят в основной его раздел. Я знаю эту работу и теоретически, и практически. Это соединение двух начал позволяет мне решать задачи, которые стоят перед избиркомом.

Я люблю свою работу, свой предмет. И со мной работают такие же люди. Мой заместитель, Павел Валерьевич Хомцов, тоже любит свою работу и является профессионалом своего дела. Секретарь комиссии Наталья Сергеевна Иванова — тоже профессионал и любит свою работу. И аппарат комиссии. Когда я провожу аппаратное совещание, все на нём настроены на выполнение тех задач, которые перед нами стоят. И это не просто слова, поверьте мне. Здесь действительно идёт нормальная и отстроенная работа. Я говорю это искренне.

Леонид УВАРЧЕВ


Фото: Ольга Голенских